| |
Deutsch

Kategorien: Autokonzepte

"Передовые стилисты не ограничены существующими техническими и научными достижениями. Свобода мысли — ключ к прогрессивному автомобильному конструированию. Seattle-ite приведёт к созданию новых понятий в моделировании, комфорте и безопасности".

Это фрагмент брошюры, посвящённой концепткару Ford Seattle-ite XXI. Скромному такому ядерному автомобилю 1962 года.

Но по порядку. История эта началась, по крайней мере, ещё в 1958 году, когда Ford создал концепт-кар Nucleon.

Строго говоря, это был даже не концепт-кар, а лишь макет в масштабе 3/8. Однако, отвечая на романтические настроения эпохи, Nucleon "приводился" в движение атомным реактором, установленным в задней части машины.

Конечно, такой компактный реактор никогда не был создан. Но американцы верили, что в будущем ядерные установки будут существенно уменьшены в размерах. И в чём-то они оказались правы.

Компактные ядерные агрегаты США и СССР научились ставить на спутники. Ядерные реактивные двигатели полным ходом разрабатывались не только для космических ракет, но также для крылатых ракет и даже межконтинентальных бомбардировщиков.

Nucleon, по неким умозрительным оценкам, должен был пробегать 8 тысяч километров без загрузки ядерного топлива, которое на заре атомной эры многим представлялось безопасным и жизнеспособным источником энергии.

В 1962 году Ford построил полноразмерный Seattle-ite XXI, куда более завораживающий и элегантный, чем неказистый, скажем прямо, Nucleon.

Но главное — Seattle-ite оказался, без иронии, богатейшей россыпью идей "на будущее".

Автомобиль имел четыре передних колеса — ведущих и управляемых одновременно. Четыре передних колеса несколько раз "всплывали" в истории автостроения, но так и не стали привычными для взгляда.

Для него "предусмотрели" компьютерное управление на магистрали, стеклянный колпак переменной прозрачности, повышающий эффективность кондиционирования, управляемые жалюзи на заднем окне и рулевое управление без традиционного руля, позволяющее вести машину лишь слегка двигая кончиками пальцев.

Источники энергии предусматривались разные. Во-первых, топливные элементы с возможностью, как сказали бы компьютерщики, "горячей замены".

А во-вторых, как указывали инженеры "возможно, будут установлены", некие компактные ядерные устройства.

Вся передняя часть автомобиля с четырьмя колёсами и силовым агрегатом в 400 лошадиных сил (как гласила реклама, для трансконтинентальных путешествий) могла отстёгиваться, а на её место подсоединялся бы маленький модуль с экономичным 60-сильным мотором для неспешной городской езды.

Всё управление подключалось бы через простой разъём. Привет из прошлого инженерам GM c их концептом AUTOnomy 2002 года.

Ещё авторы машины заложили в проект-мечту интерактивную навигационную систему с подвижной картой местности и автоматическую информационную систему, показывающую, к примеру, состояние агрегатов и прогноз погоды.

Всё это — за десять лет до изобретения микрочипов, за пятнадцать — до навигационных спутников и за сорок — до наших дней, когда топливные элементы только-только стали жизнеспособными.

Может, на очереди всё же ядерный привод? Сказать про ядерную энергию "безопасная" — это, конечно, слишком смело. Но посмотрите.

Четыре передних колеса, дающие лучшую управляемость и устойчивость, лучшее торможение и сопротивляемость аквапланированию, после многих лет забвения вернулись в виде серийного суперкара Covini C6W.

Затеняемые по желанию водителя стёкла можно найти на некоторых дорогих лимузинах.

Про компьютерную навигацию и говорить нечего. Да и настоящее управление автомобиля компьютером — уже не фантастика.

Экспериментальных таких машин — хоть отбавляй, а, скажем, система автоматической парковки — уже в продаже.

Про модульные, составные и прочие трансформируемые автомобили до сих пор регулярно вспоминают лишь создатели концепт-каров. Люди предпочитают, если уж так нужно, купить два разных автомобиля — для города и для души.

Конечно, далеко не все могут себе это позволить. Но и атомный шестиколёсник был бы не дешевле двух машин. Однако, несмотря на сомнительную реализуемость, Seattle-ite нельзя назвать неудачей.

Где нынче размах, несвязанность догмами, который был присущ американским мечтателям 1950-х и 1960-х?

"Передовые стилисты не ограничены существующими техническими и научными достижениями", — говорили автостроители.

Не в атомном приводе дело, ей богу. Пусть это тупик. Но сам подход вызывает уважение. Много ли найдётся теперь столь же ярких идей?
Quelle: MEMBRANA
http://www.membrana.ru/articles/technic/2004/05/20/153900.html
Так по замыслу инженеров Ford менялся передний модуль Seattle-ite
Авторы машины заложили в проект-мечту интерактивную навигационную систему с подвижной картой местности
Автомобиль имел четыре передних колеса — ведущих и управляемых одновременно.
Салон Seattle-ite — традиционного руля нет